Демон полуденный. Анатомия депрессии. Глава «Демография»

Женская vs мужская депрессия

В 
силу разных причин женщины страдают депрессией в два раза чаще, чем мужчины. Вместе с формами депрессии, которые характерны для обоих полов, женщины также подвержены послеродовой, предменструальной и менопаузальной депрессии. Тяжёлые случаи послеродовой депрессии встречаются в 1 из 10 случаев, а более «мягким» симптомам подвержена каждая третья женщина после родов. Соломон также говорит о том, что гормональная сторона — не единственная причина повышенного уровня депрессии среди женщин. Женщины с более стабильной финансовой ситуацией в семье меньше страдают послеродовой депрессией. Феминистические группы на Западе не хотят признавать роль биологии в психических заболеваниях, потому что это указывает на физическое превосходство мужчин над женщинами. Эндрю Соломон при этом аккуратно отмечает, что статистика и научные исследования все же связывают особенности женской гормональной системы с уровнем депрессии.

Francisco de Goya y Lucientes - The Giant - WGA10146

Франсиско Гойя. Гигант. 1818 г.

Недавнее (на момент написания книги) исследование показало, что среди студентов американских университетов количество мужчин и женщин с депрессией примерно одинаково. Одни утверждают, что молодые девушки с депрессией редко доходят до университета, другие говорят, что кампус — единственная среда в современном обществе, где женщины и мужчины занимают более или менее равное положение, и отсюда такие особенности в демографии. Соломон добавляет, что мужчины в университете больше склонны признать, что у них депрессия, в отличии от их менее образованных сверстников.

The climbing rates of depression are without question the consequence of modernity.The pace of life, the technological chaos of it, the alienation of people from one another, the breakdown of traditional family structures, the loneliness that is endemic, the failure of systems of belief (religious, moral, political, social — anything that seemed once to give meaning and direction to life) have been catastrophic. Fortunately, we have developed systems for coping with the problem. We have medications that address the organic disturbances, and therapies that address the emotional upheavals of chronic disease. Depression is an icreasing cost for our society, but it is not ruinous. We have the psychological equivalents of sunscreens and baseball hats and shade.

Депрессию среди мужского населения сложнее диагностировать. В отличии от женщин, которые пытаются справится с депрессивными состояниями путём отчуждения и дистанцирования себя от близких, мужчины чаще ударяются в насилие, трудоголизм и аддикции. Женщины сообщают о депрессивных состояниях в два раза чаще мужчин, но для мужчин депрессия заканчивается суицидом в четыре раза чаще, чем для женщин.

Детская депрессия

Депрессия — это не болезнь «взрослых», как принято считать. Ранние симптомы депрессии диагностируют у трехмесячных младенцев. Как правило, это дети матерей с депрессией. Они не улыбаются, отворачивают голову от людей, в том числе и от родителей. Самый эффективный способ повлиять на состояние маленьких детей — это повлиять на состояние матери. Чем стабильнее её психическое состояние, тем лучше состояние депрессивного ребёнка. У детей школьного возраста, однако, улучшение психического состояния не всегда следует за улучшением состояния матери.

While poor parenting or depressed parenting may cause depression in сhildren, good parenting may well help to allay or alleviate it. The old Freudian blame-your-mom principle has been discarded, but the world of children is still defined by their parents, and they can learn some degree of resilience or debility from their mother, father, and other caretakers. Indeed many treatment protocols now involve training parents in therapeutic interventions with their children. Those interventions must be based on listening. The young are a different population and cannot be treated as though they were just dwarfish adults. Firmness, love, consistency, and humility must come together in parental approaches to depressed children. A child who has watched a parent solve a problemgains enormous strength from that.

Депрессия зарождается в детском возрасте и достигает наиболее острой формы в подростковый период. По статистике, 5 процентов подростков страдают от клинической депрессии. Ситуация ухудшается тем, что депрессивные подростки, в отличии от детей, почти всегда используют наркотики и алкоголь. Подростковой депрессии часто вообще не рассматривается как заболевание, потому что все привыкли к тому, что быть подростком тяжело и вместе с тем быть замкнутым и подавленным когда тебе шестнадцать — это норма. Соломон пишет:

Parents underestimate the depth of the depression of their teenagers. Of course adolescent depression is confusing because normal adolescence is so much like depression anyway; it is a period of extreme emotions and disproportionate suffering. Over 50 percent of high school students have «thought about killing themselves.

Депрессия в пожилом возрасте

Так же как и с подростковой депрессией, депрессия среди пожилых не получает должного внимания. Старость воспринимается как что-то депрессивное само по себе. Более того, в глазах общества нормально быть несчастным, если ты пенсионер. Цена такого узкого взгляда — огромное количество пожилых людей, которые проходят через абсолютно ненужную эмоциональную боль и доживают последние дни в неестественной подавленности и отчуждении. При этом Соломон не отрицает и роль «химии мозга», которая неизбежно меняется с возрастом: уровни нейромедиаторов у пожилых ниже, а серотонин в восемьдесят лет в два раза ниже, чем в шестьдесят. Реакция на антидепрессанты в старости ослаблена и в целом действия препаратов менее предсказуемы.

Instead of getting sleepy, older depressed people tend to be insomniac, lying awake at night m the grip, often, of paranoia. They have wildly exaggerated catastrophic reactions to small events. They tend to somaticize a lot, and to complain of an enormous number of peculiar aches and pains and atmospheric discomforts: This chair isn’t comfortable anymore. The pressure in my shower is down. My right arm hurts when I pick up a teacup. The lights in my room are too bright. The lights in my room are too dim. And so on, ad infinitum. They develop irritable characteristics and become grumpy, often showing a distressing emotional bluntness with or an emotional indifference to those around them and occasionally manifesting «emotional incontinence.»

Депрессия и гомосексуализм

Шансы развить признаки депрессии у гомосексуалистов одни из самых высоких. В подтверждение Соломон приводит результаты исследований:

  • Учёные наблюдали за парами близнецов, в которых один — традиционной ориентации, а другой — нетрадиционной. Из гетеросексуалов четыре процента совершили попытки самоубийства, из гомосексуалов — пятнадцать.
  • В случайной выборке из четырёх тысяч мужчин в возрасте от семнадцати до тридцати пяти три с половиной процента гетеросексуалов и двадцать процентов гомосексуалов совершили попытки самоубийства.
  • В другом исследовании приняли участие десять тысяч мужчин и женщин. У тех, кто вступал в сексуальные отношения с представителями своего пола был отмечен повышенный уровень депрессии и панического расстройства.
  • Голландские учёные после наблюдения за шестью тысячами мужчин и женщин так же пришли к выводу, что у гомосексуалов больше шансов развить признаки депрессии.
  • Мысли о самоубийстве у студентов нетрадиционной сексуальной ориентацией возникают в семь раз чаще, чем у их гетеросексуальных сверстников.

If you’re gay, your chances of being depressed are enormously, terribly increased.

Одна из гипотез повышенного уровня депрессии среди людей с нетрадиционной ориентацией — генетика. Однако Соломон отмечает, что достоверных научных данных подтвердить это заявление пока нет. Самое очевидное объяснение — это гомофобия. Враждебность со стороны семьи, трудности с социальной адаптацией, шансы не закончить колледж, высокий уровень венерических заболеваний, ВИЧ и СПИД, опасность открыто заявить о своей ориентации во многих регионах мира — всё это точно не способствует нормальному функционированию психики.
 

Поделиться
Отправить

Where are they now? by Steve Cutts

Back then, I was something. And now, I’m not something.
Jessica Rabbit

Г
де сейчас Пикачу, так любимый мною в детстве Альф, Кролик Роджер и другие герои 80-х и 90-х? Живут на окраине большого города, работают, где приходится, ходят в KFC. Никому не нужные и забытые, сводят концы с концами в суровой реальности. «I bloody love the 80s».

А если без шуток, то, как говорит Джессика, «everyone has their way of coping» — или каждый справляется, как может.

Поделиться

My Only Love by Roxy Music

Н
еоромантики Roxy Music — одна из величайших и недооценённых рок-групп. Недооценённых, конечно, вне англоязычного мира. Один из комментариев под видео на YouTube: “I am not sure, but i believe the guys on stage are called, wait…,oh yes they are called MUSICIANS”.

 

И правда, timeless band, timeless music.

Выступление в Лондоне, 2001 год

Выступление в Берлине, 2011 год

И, наконец, 1982 год, Франция

Do I ever wonder?
More than words can say
Heaven knows it’s
Hard enough to pray
Let me tell you something
There’s a change in me
Even now you’re gone
You’ll always be
My only love, my only love
Only love, my only love
Does it seem so funny
For a fool to cry?
Do you know the
Meaning of goodbye?
There’s a river flowing
By a willow tree
When you need to know
You remember me
My only love, my only love
Only love, my only love
Let me tell you something
More than words can say
But they’re all I have
No other way
There’s a river flowing
By a willow tree
When you find you’re
There remember me
My only love, my only love
Only love, my only love
My only love, only love
My only love, only love
My only love, only love
My only love, only love
Songwriters: Bryan Ferry

My Only Love lyrics © EMI Music Publishing, Universal Music Publishing Group

Поделиться
Отправить

Демон полуденный. Анатомия депрессии. Глава «Депрессия»

М
онументальный труд «Демон полуденный» Эндрю Соломона включена в список 100 лучших книг десятилетия по версии The Times. Не знаю, возможно ли охватить тему депрессии более объёмно и глубоко, чем сделал это Соломон, и при этом написать её таким «человеческим» языком. В книге 7 частей: Депрессия, Срывы, Лечение, Альтернативные способы лечения, Демография, Зависимость, Суицид, История депрессии, Бедность, Политика, Эволюция и Надежда. Каждая из частей — это книга в книге и в каждой — глубокое раскрытые темы, трагедии людей, достижение науки и психоанализа, факты, предположения и личные переживания автора.

 

Соломон отмечает, что ещё до выхода книги он пытался отдельно опубликовать реальные истории людей, с которыми он встретился в ходе изучения темы депрессии. Редакторы изданий отказали ему, объясняя это тем, что один человек просто неспособен столько вынести: после этого не выживают и такое количество несчастий в их жизни выглядит как преувеличение. Все эти истории в книге.

 

Ниже — ключевые моменты из глав «Депрессия», «Демография» и «Эволюция». Несмотря на содержание, чтение — одно наслаждение, если вы ценитель английского. Красиво и даже поэтически изложенная медицинская тема с цитатами из произведений Шекспира, Верджинии Вульф, Камю, По, Эмили Диккенсон и многих других — редкое сочетание моих любимых областей — науки и литературы.

Депрессия

О том, как начинается депрессия, Соломон пишет:

I have said that depression is both a birth and a death. The vine is what is born. The death is one’s own decay, the cracking of the branches that support this misery. The first thing that goes is happiness. You cannot gain pleasure from anything. That’s famously the cardinal symptom of major depression. But soon other emotions follow happiness into oblivion: sadness as you have known it, the sadness that seemed to have led you here; your sense of humor; your belief in and capacity for love. Your mind is leached until you seem dim-witted even to yourself. If your hair has always been thin, it seems thinner; if you have always had bad skin, it gets worse. You smell sour even to yourself. You lose the ability to trust anyone, to be touched, to grieve. eventually, you are simply absent from yourself.

Нет достоверных данных о том, что депрессию вызывает низкий уровень серотонина. «У меня депрессия, но это просто химия мозга» — неверное объяснение причин депрессии. Химия мозга и соотношение гормонов — причина всего, не только депрессии, отмечает Соломон.

Depression is not the consequence of a reduced level of anything we can now measure. Raising levels of serotonin in the brain triggers a process that eventually helps many depressed people to feel better, but that is not because they have abnormally low levels of serotonin. Furthermore, serotonin does not have immediate salutary effects. You could pump a gallon of serotonin into the brain of a depressed person and it would not in the instant make him feel one iota better, though a long-term sustained raise in serotonin level has some effects that ameliorate depressive symptoms. “I’m depressed but it’s just chemical» is a sentence equivalent to «I’m murderous but it’s just chemical» or «I’m intelligent but it’s just chemical.» Everything about a person is just chemical if wants to think in those terms.

Единичные случаи подавленности знакомы всем. В большинстве случаев это норма. Если подавленность длится месяцами и годами, ни о какой норме говорить уже не приходится.

Most people have had moments of inexplicable despair, often in the middle of the night or in the early morning before the alarm clock sounds. If such feelings last ten minutes, they’re a strange, quick mood. If they last ten hours, they’re a disturbing febrility, and if they last ten years, they’re a crippling illness.

Депрессия берёт своё начало с тех пор, когда человек научился анализировать свои мысли. Возможно, пишет Соломон, депрессия существовала и до этого времени. Так же как и рак кожи, активно обсуждаемый сейчас в контексте ухудшения экологии, депрессия — это не изобретение XXI века. Больше людей страдают клинической депрессией сейчас, чем три столетия назад, и на то есть объективные причины: скорость современной жизни и технологический хаос, отчуждение, распад института семьи, одиночество, подрыв системы верований, которые раньше служили ориентиром в жизни.

The climbing rates of depression are without question the consequence of modernity.The pace of life, the technological chaos of it, the alienation of people from one another, the breakdown of traditional family structures, the loneliness that is endemic, the failure of systems of belief (religious, moral, political, social — anything that seemed once to give meaning and direction to life) have been catastrophic. Fortunately, we have developed systems for coping with the problem. We have medications that address the organic disturbances, and therapies that address the emotional upheavals of chronic disease. Depression is an increasing cost for our society, but it is not ruinous. We have the psychological equivalents of sunscreens and baseball hats and shade.

Поделиться
Отправить